Реки текут до тех пор, пока существуют леса

Реки текут до тех пор, пока существуют леса

«Экологически чистые источники энергии не спасут планету. Сохранить её могут лишь не затронутые деятельностью человека лесные массивы» 
Алексей Тихонов

Круговорот воды и жизнь на поверхности этой планеты поддерживаются большими лесами. Одним из наиболее важных факторов, влияющих на передвижение воздушных масс в атмосфере является понижение давления в местах наибольшей конденсации влаги. Наиболее подробно этот созданный Господом механизм притяжения лесами осадков объяснён учёными Санкт-Петербургского института ядерной физики кандидатом физико-математических наук Анастасией Михайловной Макарьевой и профессором Виктором Георгиевичем Горшковым.

Водяной пар, испарившийся с поверхностей листьев, конденсируется в верхних холодных слоях атмосферы, из-за чего воздух над лесом разрежается, что создает восходящие потоки воздуха над лесом, засасывающие влажные воздушные массы со стороны океана и приносящие их на сушу. После выпадения осадков сухой воздух возвращается назад к океану через верхние слои атмосферы.

Круговорот воды на суше

На поверхности земли ветер дует туда, где происходит наибольшее испарение влаги. А оно больше всего над лесами, потому что у леса — самая большая площадь испарения на единицу площади земной поверхности благодаря большому количеству листьев.

Образно это можно объяснить так: с нескольких развешанных мокрых полотенец испарение больше, чем с одного полотенца. Океан — это одно полотенце, а лес — множество таких полотенец. Когда мы вырубаем леса и заменяем их, например, на траву — количество испаряемой влаги резко падает; сначала оно сравнивается с океаническим, а потом становится существенно меньше его, так как травы и редкие кустарники подвержены засухе.

Как результат — ветер меняет своё направление и начинает дуть с суши в сторону океана. Поэтому пустыня всегда заперта для влаги: ветер там дует всегда только лишь в сторону моря.

Круговорот воды на суше

Объём ежегодного стока всех рек в мировой океан составляет около сорока трёх тысяч кубических километров. И чтобы реки не пересохли, необходимо регулярное выпадение осадков в тех же самых количествах. И именно леса, как гигантские природные насосы, обеспечивают доставку необходимой для жизни каждого из нас влаги от океана к удалённым уголкам суши.

Этот не замечаемый нами процесс, в действительности, жизненно важен для каждого. Поэтому каждому, включая детей, необходимо время понять, как работает этот божественный механизм циркуляции влаги в природе, чтобы его не нарушить.

Часть осадков формируется над самой сушей за счёт испарения с её поверхности, а примерно одна треть, или, точнее — 35 из 100 сантиметров выпадающих за год осадков приходится на испарение океана. И если бы океанская влага не проливалась на сушу дождём и не выпадала снегом — все ледники и болота, озёра и реки полностью пересохли бы менее, чем за десять лет.

Конечно же, «кухня погоды» — перемещение атмосферных фронтов, формирование циклонов, т.д. — область достаточно сложных явлений, но наиболее важный процесс переноса океанической влаги на сушу связан с лесными массивами и больше известен как «лесной биотический насос атмосферной влаги».

Чтобы понять его действие, нужно объяснить поподробней процесс транспирации — испарения воды поверхностью листьев растений. «Кровообращение» растений. Она состоит в непрерывном движении влаги по стволовым сосудам растений от корней к листьям. Скорость движения сока растений достаточно велика и составляет у травянистых растений около одного метра в час, а у высоких деревьев — до восьми метров в час.

Стволовые сосуды растений (ксилема) — это тонкие трубки диаметром от 0,01 до 0,2 миллиметра. Под действием одних только лишь капиллярных сил вода не может подняться выше трёх метров, тогда как высота некоторых деревьев достигает пятидесяти и даже ста метров.

Подъём воды от корней на такие высоты происходит благодаря благодаря силе сцепления молекул и вызван её испарением в листьях. Выражаясь научно, испарение воды в листьях приводит к обеднению листовых клеток водой, а следовательно, к повышению концентрации растворённых в ней веществ и, соответственно, к понижению водного потенциала. Поэтому вода из ксилемного сока с более высоким водным потенциалом устремляется в клетки листа через избирательно проницаемые клеточные мембраны.

Однако, по мере выхода воды из ксилемных сосудов, в столбе воды создаётся натяжение, передающееся вниз по стеблю, вплоть до корней. Оно связано со способностью молекул воды к сцеплению, или когезии. Это свойство обусловлено их полярностью (дипольным моментом), в силу которого под воздействием электростатических сил молекулы воды притягиваются друг к другу (как бы «склеиваются») и удерживаются за счёт водородных связей.

В результате когезии натяжение в сосудах ксилемы достигает такой силы, что может тянуть вверх весь столб воды. Разные оценки прочности на разрыв для столба ксилемного сока варьируются в пределах от 3000 до 30 000 кПа (то есть, от 30 до 300 атмосфер!). И, наконец, на самом последнем этапе вода стремится покинуть растение, поскольку водный потенциал окружающего воздуха на несколько десятков тысяч килопаскалей ниже, чем в самом растении. Вода покидает растение через его листья главным образом в парообразной форме.

Для превращения воды в пар нужна дополнительная энергия, называемая скрытой теплотой парообразования. Эту энергию и дают солнечные лучи, служащие в конечном итоге той силой, которая вытягивает воду из листьев растений и движет процессом транспирации на всех его этапах — от почвы к корням растений, а от корней — к стеблям и листьям.

При этом само растение использует для своей жизнедеятельности в среднем менее одного процента поглощаемой им из почвы воды, а 99% влаги проходят через растение транзитом и через испарение листьев возвращаются назад в атмосферу, чтобы призвать новый дождь. Количество воды, которое растение испаряет за сутки, в зависимости от температуры, количества света и влажности почвы, бывает довольно высоким. Подсолнечник испаряет за сутки до одного или двух литров воды, а столетний дуб — более 600 литров!

При необходимости, растения умеют различными способами удерживать внутри себя влагу и регулировать процесс испарения. Это — и сбрасывание листьев во времена засухи или сезонных похолоданий, и запасание влаги в слизистых клетках и в клеточных стенках различных частей растения, и утолщение кутикулы (воскового слоя, покрывающего эпидермис листьев и стеблей). Это так же и устьица — особые поры в эпидермисе, расположенные в листьях и отчасти в зелёных стеблях, через которые происходит газообмен и испаряется до 90% воды. Благодаря специальным замыкающим клеткам устьица могут закрываться в засушливую погоду или в ночные часы, когда прекращается фотосинтез, замедляя тем самым процесс испарения.

Но в любом случае, в густом лесу с соприкасающимися и переплетенными кронами соседних деревьев суммарная площадь поверхности листьев в десятки раз превосходит площадь земной поверхности, расположенной под лесом. Листья деревьев представляют собой испаряющую поверхность леса, в десятки раз большую испаряющей поверхности открытого океана того же размера.

Однако транспирация (испарение воды через листья) — не единственный источник испарения, формирующегося над лесом. Деревья обладают способностью аккумулировать, «перехватывать» своими кронами значительное количество атмосферной, дождевой влаги или снега, которые также вносят огромный, достигающий 30%, вклад в развиваемое лесом испарение. Это особенно характерно для северных хвойных лесов, где налипшие на деревьях снежные шубы и шапки обеспечивают поток испарения даже зимой, когда испарение воды с помощью листьев отсутствует. И благодаря этому леса даже зимой притягивают в их регион влагу в виде выпадающих новых обильных снегов.

Таким образом, ненарушенный лес способен испарять влагу практически круглогодично, причём намного интенсивнее, чем открытая поверхность океана той же температуры, приближаясь в среднем к максимально возможной величине испарения, даваемой потоком солнечной энергии. Так, максимальное испарение воды над лесом, соответствующее среднеглобальному потоку солнечной энергии, поглощённому земной поверхностью, составляет около двух метров в год, тогда как испарение с поверхности океана почти в два раза меньше — около 1,2 м/год. А если учесть, что общая листовая поверхность растений в 4 раза превосходит поверхность всей суши, то станет понятно, как испарения леса успешно конкурируют с испарениями над мировым океаном. Всё это имеет решающее значение в формировании континентального влагооборота, существующего благодаря биотическому лесному насосу.

Кроме «лесного насоса», в прибрежных районах существуют так же пассивные потоки влажных различных ветров, способные переносить влагу вглубь континента на расстояние в среднем до 600 километров.

Только благодаря им Западная Европа, практически уже лишившаяся своих естественных лесов, не подвергается засухам и опустыниванию, поскольку благодаря своему уникальному географическому положению, окружающим её внутренним и внешним морям и повсеместной близости к береговой линии, ни одна из её областей не отделена от морей расстоянием, превышающим длину затухания пассивного геофизического транспорта морской влаги.

Тогда как активный транспорт океанической влаги, обеспечивающий существование хорошо увлажнённых областей в глубине континентов, на расстоянии нескольких тысяч километров от океана — в Сибири, бассейне Амазонки или Экваториальной Африке обеспечен существованием биотического лесного насоса. А если точнее — теми атмосферными физические процессами, которые возникают над лесом вследствие испарения, а также накопления атмосферной влаги древесными кронами.

Суть их состоит в следующем. В атмосфере давление газа на любой данной высоте уравновешено весом столба газа выше этой отметки. С ростом высоты вес столба газа уменьшается и, следовательно, падает равновесное давление газа. Тот, кому приходилось подниматься в горы, знает по своему опыту: на высокогорье труднее дышать, поскольку воздух там более разрежен и кислорода в нём меньше.

Но, в отличие от остальных компонентов воздуха, водяной пар может присутствовать в нём в двух фазах: жидкой (в виде тумана и маленьких капель) и газообразной, переходя при определённых условиях в жидкое состояние и исчезая из газовой фазы. С этим явлением, называемым конденсацией, каждому из нас приходилось сталкиваться множество раз, наблюдая образование росы, оседающей в прохладные летние вечера на траве и кустарниках или других остывающих быстрее, чем воздух, предметах.

Объясняется это тем, что при понижении температуры замедляется процесс испарения воды и динамическое равновесие между её газообразной и жидкой составляющими сдвигается в сторону жидкой. Из-за уменьшения своей кинетической энергии всё меньше молекул воды стремится покинуть жидкую фазу, тогда как число возвращающихся в неё молекул водяного пара поначалу остаётся неизменным. И если в дневные часы в тёплом и сухом воздухе концентрация водяного пара была ниже своего возможного максимума, или так называемого уровня насыщенности, то теперь, достигнув стадии насыщения, водяной пар начинает быстро конденсироваться, переходя в жидкое состояние. В физике эта критическая температурная отметка получила название «точка росы».

То же самое происходит с водяным паром и при подъёме на высоту. Если бы водяной пар, подобно другим компонентам воздуха, не был конденсирующимся газом, он оставался бы в равновесии на любой высоте от Земли, и его давление понижалось бы примерно в два раза на каждые 9 км высоты. Однако мы знаем, что в земной атмосфере с высотой понижается температура воздуха — примерно на 6°С на один километр. Поэтому на высоте десяти километров, где летают современные лайнеры, температура за бортом на 60°С ниже, чем на земле. Для всех остальных находящихся в воздухе газов такое падение температуры не является критическим, но совсем по-другому обстоит дело с водяным газом.

Ведь с понижением температуры концентрация его молекул, соответствующая состоянию насыщенного пара, уменьшается вдвое на каждые 10°С. А концентрация водяного пара в воздухе не может быть выше насыщенной; потому избыток его начинает сразу же конденсироваться, исчезая из газовой фазы и переходя в жидкую. Это вызывает понижение веса водяного пара в атмосферном столбе, который уже не способен компенсировать его давление в более низких слоях атмосферы, что немедленно ведёт к возникновению направленной вверх тяги.

И именно эта сила увлекает за собой восходящие потоки водяного пара, который, возносясь в верхние слои атмосферы, также конденсируется, образуя облака и выпадая в виде дождевых или снежных осадков. То есть, выбывание пара из воздуха непрерывно пополняется восходящими потоками влаги, которые, подобно древнегреческим атлантам, поддерживают облачный покров Земли. И здесь мы вплотную подошли к сути лесного биотического насоса.

Круговорот воды на суше

Поскольку восходящие воздушные потоки обусловлены процессами конденсации водяного пара в верхних слоях атмосферы, то очевидно, что их мощность будет тем выше, чем интенсивнее подпитывает их испарение с земной поверхности. Поэтому находящийся внизу влажный воздух будет засасываться из тех областей, где испарение меньше, — туда, где оно интенсивней! И так как испарения над ненарушенными лесными массивами превосходят испарение над океаном, то океанская влага будет закачиваться лесом всё дальше и дальше в глубь континента, компенсируя тем самым речной сток и обеспечивая круглогодичную влажность почвы на всю глубину континента.

Но только лишь при условии, что лес доходит до береговой полосы, как это имеет место в бассейнах рек Конго и Амазонки, северных рек России, Канады — чей таёжный полог граничит с заболоченными пространствами Крайнего Севера, имеющими выход к океану. Или, по крайней мере, если лесные массивы удалены от берега на расстояние, расстояние, меньшее длины затухания пассивного геофизического транспорта.

Вырубка леса в прибрежной зоне — это «перерезание трубки» насоса, выкачивающего воду из океана, в результате чего осадки в глубине континента перестают компенсировать речной сток, почвенная влага стекает в океан, леса засыхают, и речной бассейн прекращает своё существование.

Все эти необратимые изменения могут произойти за очень короткие сроки порядка 4-5 лет,требуемых для стока всей пресной воды, накопленной в ледниках гор, в озёрах, болотах. По всей вероятности, нечто подобное произошло пятьдесят-сто тысяч лет назад в Австралии, когда её начали заселять первые люди. Естественно предположить, что пришельцы, как это всегда и бывает, осваивали в первую очередь прибрежные, наиболее удобные во всех отношениях зоны, вырубая для своих нужд леса по всей протяженности береговой линии всё дальше и дальше вглубь континента. И когда лишённая лесов полоса суши достигла длины затухания пассивных геофизических потоков — биотический насос остался отрезанным от океанской влаги и огромные австралийские леса прекратили своё существование, превратившись в огромную, протяжённостью четыре миллиона квадратных километров, пустыню.

Возможно, именно по этой причине большая часть современных пустынь граничат с океанским побережьем или морями. Их география может быть объяснена деятельностью осваивавших новые территории людей, вырубивших когда-то растущие вдоль побережья леса.

Мы уже говорили о уникальном положении Западной Европы, обеспечиваемой на почти всю её глубину пассивным притоком океанической влаги с различных сторон даже не смотря на потерю большой части лесов. Именно это обстоятельство, по-видимому, и порождает иллюзию безнаказанного перенесения практики истребления лесов в другие регионы планеты, где она может оказаться или уже оказалась смертельной: многие влажные некогда регионы планеты на наших глазах превращаются в полу-пустыни.

Впрочем, и в самой Западной Европе участились в последнее время катастрофические наводнения и засухи и пожары из-за уничтожения лесов в горных районах и серьёзного нарушения этим естественного гидрологического. Эта практика уничтожения горных лесов, увеличивающих осадки в горах, привела также к резкому сокращению горных ледников, которое ошибочно приписывается «глобальному потеплению, вызванному ростом атмосферного CO2» .

Если пустыню можно считать практически запертой для влаги, поскольку полное отсутствие испарений воды приводит здесь не к засасыванию влажного воздуха с океана на сушу, а, наоборот, выносу сухого воздуха в океан, то на искусственно орошаемых землях и пастбищах степей и саванн испарение в тёплое время года может превышать его интенсивность над океанической поверхностью.

В этот период с морей и океанов сюда поступает затухающий с расстоянием поток влажного воздуха, известный под названием «летний муссон», сезон дождей. В холодное же время года испарение над кустарниками и травостоем становится меньше океанического, а потому накопленная здесь влага «стягивается» с суши в океан, чему соответствуют засушливые зимы и ветра, дующие в сторону моря («зимний муссон»).

Поэтому, хотя растительность экосистем степного типа и поддерживает определённый запас влаги, но отсутствие сплошного лесного покрова с высоким листовым индексом не позволяет им довести испарение до уровня, при котором поток влаги с океана на сушу постоянно компенсировал бы речной сток. Полноценный биотический насос в таких экосистемах не действует, а интенсивность осадков значительно уменьшается по мере удаления от береговой линии.

Из всего этого следует важный для каждого из нас вывод: уничтожение ради коммерческой чьей-либо выгоды лесов — этого уникального создания Бога — не может быть квалифицировано иначе, как преступление против жизни на Земле, в том числе и против самого человека. Незнание законов, согласно юридическим нормам, не освобождает от наказания за их нарушение. Природа поступает с людьми точно так же, заставляя их платить самую высокую цену за своё неразумное, варварское отношение к ней. Те, кто знают о готовящемся или совершаемом преступлении не пытаются остановить преступника подлежат наказанию как соучастники. Так же и люди, которые позволяют другим разрушать экосферу — будут наказаны Природой и Богом за пассивное своё соучастие в этом.

На планете сейчас каждый год вырубается 17-25 миллионов гектаров леса. При этом леса вырубаются в 10-20 раз быстрее, чем происходит их естественное восстановление, которое происходит лишь на незначительной части вырубаемых территорий!

За последние 40 лет уничтожено более половины тропических влажных лесов Африки, Индонезии, Мадагаскара. Южная Америка потеряла 38%, а Западная Африка — 90% лесов, превратившись местами практически в полупустыню.

Круговорот воды на суше

Леса вырубают с коммерческой целью или же выжигают — основном, с целью обеспечения мясной промышленности новыми пастбищами или фуражным зерном. Вырубленные леса отправляются в экономически более развитые страны: около 50% — в Японию, а 40% — в США и страны Евросоюза.

Лес идёт, в первую очередь, на производство бумаги, на ежедневное производство миллиардов оказывающихся к вечеру в мусорном баке газет и рекламных проспектов (наша цивилизация — «бумажная»), а так же на производство мебели, стройматериалов, палочек для еды, и для использования в качестве дров.

Сейчас мы живём в невероятно ответственное и важное время, когда на кону — будущее нашей планеты. Если леса будут уничтожаться те ми же темпами, что и сейчас — люди скоро не смогут дышать, как сейчас, воздухом, так как достаточного количества кислорода в нём уже просто не будет. Тропические леса Южной Америки, называемые «лёгкими Земли», с каждым годом неуклонно сокращаются, а грозит экологической катастрофой планетарного масштаба, поскольку 50% всего кислорода вырабатывается лесами бассейна реки Амазонки.

Россия обладает четвертой частью всех мировых запасов лесных ресурсов, которые вырабатывают кислород только лишь в летний период. Но даже и эти леса становятся с каждым годом всё меньше. В России каждый год вырубается два миллиона гектаров леса и лишь незначительная его часть восстанавливается.

Сейчас люди пытаются сохранять разных исчезающих птиц и животных. Но сохранять их без сохранения лесов — все равно, что хранить детали от сломанной машины. Человечеству необходимы не крошечные заповедники, в два-три процента территории Земли, которые бы оберегались как памятники природы или, точнее,- как памятники природе, а работающий механизм ненарушенных экосистем.

Лес — это сложное сообщество деревьев самых различных существ: насекомых, бактерий, грибов, животных и птиц, для которых он — это и пища, и дом. Отмершие деревья стоят, падают и поедаются бактериями, грибами и насекомыми с определенной скоростью. Животные поедают кору, ветки и листья. И вся эта сложнейшая деятельность лесного сообщества направлена на поддержание максимальной устойчивости жизни на суше и, главным образом, на сохранение устойчивости круговорота воды, без которой жизнь невозможна.

Людям, которые рассматривают лес только с позиции качества его древесины, которую можно использовать в строительстве и деревообрабатывающей промышленности, естественный ненарушенный лес кажется местами гнилым и захламленным, содержащим излишнее количество мертвых упавших стволов или веток. Стремясь получить наилучшую древесину, люди разрежают деревья, очищают лес от сухостоя и подлеска, выжигают сухие ветки. Все это уменьшает испаряющую способность лесов, а так же лишает энергии, пищи и крова сложное сообщество организмов, обслуживающих лесные массивы.

Ликвидация лесного покрова в крупнейших речных бассейнах планеты за короткое время приведёт к уменьшению количества воды в реках, к возникновению засух, наводнений и пожаров, к частичному опустыниванию в прибрежной полосе и к полному — внутри континентов. Экономические потери от этого превысят во множество раз выгоду от продажи лесов. Поэтому целесообразно срочно пересмотреть лесную политику во всём мире. Прежде всего, необходимо немедленно прекратить освоение оставшихся ненарушенных лесов на всех территориях речных бассейнов, а не только на расстоянии нескольких километров вдоль крупных рек, и, в особенности, на территориях выхода лесов к берегам океанов и внутренних морей.

Необходимо начать планомерное восстановление лесного покрова на территориях, прилегающих к естественным лесам. Только на этих территориях восстановленные леса смогут устойчиво поддерживать водный режим и в дальнейшем самостоятельно расширять речной бассейн. Лесной покров может быть восстановлен на большой части в настоящее время засушливых территорий. Хороший пример в истории этому уже есть.

До середины прошлого века приазовские степи представляли собой выжженную солнцем равнину. Бесплодные территории простирались далеко на восток — за Дон, за Волгу, в уральские и казахстанские степи. Юг Украины периодически накрывали так называемые «черные» бури, которые возникают весной при сухой погоде на землях, лишенных растительности. Мощные ветры вздымали к небу на высоту до одного километра миллионы тонн пыли — мельчайших дисперсных частичек земли и переносили её на огромные расстояния.

Весной 1928 года в центральных и юго-восточных регионах Украины ветры подняли в воздух более 15 миллионов тонн ценнейшего чернозёма, в результате чего его слой за один раз уменьшился на 10-15 сантиметров.

Единственное спасение от пыльных бурь и суховеев — посадка вокруг полей полос леса, которые не только могут защитить поля от ветровой эрозии, но и способны улучшить климат, повысить влажность и качество почв, а с этим — улучшить и урожайность растений. Об этом говорили и писали в своих трудах виднейшие русские агрономы В. Докучаев, П. Костычев, В. Вильямс, которые разработали травопольную систему земледелия: часть обрабатываемых полей засевались многолетними бобовыми и травами, чтобы земля отдохнула и, с помощью живущих в ней организмов, восстановила свою плодородную силу. В эту систему входила так же посадка защитных лесных полос по границам полей и берегам водоёмов.

Долгое время все эти идеи не находили себе применения, так как при царском правительстве земля принадлежала частным лицам, которые не находили достаточно средств или желания для осуществления их. С образованием СССР все воды и вся земля, её недра и леса стали государственной собственностью, то есть, всенародным достоянием. Базирующееся на национализации водных ресурсов советское водное законодательство создало условия для претворения в жизнь грандиозных проектов учёных. И в 1948 году И.В.Сталин подписал указ «О создании водоохранных и полезащитных лесов, внедрении травопольных севооборотов, строительстве прудов и водоемов с целью орошения пустынных земель, для обеспечения высоких устойчивых урожаев в степных и лесостепных районах Европейской части СССР».

Это был не имеющий аналогов в мировой практике разработанный ведущими учеными проект, в осуществление которого включились миллионы людей. Сила этого проекта была в единой воле, комплексности и масштабности.

Впервые в истории создавались лесные полезащитные полосы, общая протяженность которых превышала 5300 километров, а ширина — 300 метров. Для этого колхозники и работники лесхозов заготовили шесть тысяч тонн семян древесных и кустарниковых пород. В составе полезащитных лесных полос главная роль отводилась долговечным породам деревьев, в особенности дубу, наряду с желтой акацией, липой, ясенем, тополем, тремя видами клёна (канадским, татарским и остролистным). В качестве кустарников высаживались малина и смородина, что позволяло привлечь птиц для борьбы с вредителями лесных насаждений.

Система государственных лесных полос дополнялась лесонасаждениями на полях колхозов и совхозов общей площадью свыше пяти миллионов гектаров, для чего хозяйствам выделялись специальные государственные кредиты. Уже к 1955 году было посажено 2280 гектаров защитных деревьев, построено 44.228 прудов и водоемов. Верховья оврагов и балок повсюду обсаживались деревьями и кустарниками, устья оврагов закреплялись плетнями и живыми изгородями. В естественных ложбинах сооружались пруды с обсадкой их деревьями. А для поддержания жизни малых рек строились запруды с водяными мельницами и электростанциями.

Кроме того, принимались особые меры по сохранению и улучшению лесных массивов, восстанавливались насаждения, уничтоженные во время войны, разрушенные парки.

Одновременно на полях колхозов и совхозов вводились травопольные севообороты, чем обеспечивалось восстановление плодородия почв.

И результаты не заставили себя долго ждать. Была достигнута стабилизация степных биоценозов. На окружённых лесополосами полях на урожайность стала достигать невиданных до этого результатов. Так, урожайность зерновых культур увеличивалась на 25-30%, овощных — на 50-75%, количество трав увеличилось в 2-3 раза.

К лучшему стал изменяться и климат. За счет повышения интенсивности местного влагооборота росло количество атмосферных осадков. На защищенных лесами полях до 80 процентов влаги впитывалось в почву*. Становилось очевидным единство леса и поля и необходимость в их едином управлении. Таким образом, концепция плана Сталина совмещала в себе задачи охраны окружающей среды и получения высоких урожаев.

(*Сноска: В качестве эксперимента в 1920 году в умирающей степи Астраханской полупустыни, преодолев огромные трудности, ученые и лесоводы заложили первые гектары леса. И лес вырос! Когда в открытой степи жара достигала 53 градуса — в тени деревьев было на 20% прохладнее, благодаря чему испарение почвы уменьшалось на 20%. Наблюдения в Бузулукском лесничестве показали, что сосна высотой 7,5 метра собирает за зиму 106 кг инея и изморози. Это значит, что даже зимою небольшая роща способна «добыть» из воздуха несколько десятков тонн влаги!)

Но этот рассчитанный до 1965 проект не был осуществлён до конца. После смерти Сталина в 1956 году он был остановлен Хрущевым, ниспровергавшем всё, что было связано с Сталиным. Именно ему мы обязаны тем, что крупнейшая в мире экологическая программа не была завершена. Многие лесополосы были вырублены, несколько тысяч прудов и водоёмов были заброшены, по указанию Хрущева были ликвидированы 570 лесозащитных станций, созданных в 1949-1955 годах...

В России многие вспоминают десятки гектаров виноградников, вырубленных при Горбачёве. А про сотни тысяч гектаров леса, погубленных в 1960-е годы, не вспоминает никто... Забыта и травопольная система земледелия. Новые поколения агрономов и земледельцев уже даже не знают, в чем её суть, делая упор не на восстановления естественного плодородия земли, а использование химических удобрений и ядохимикатов. Как результат — огромные средства тратятся на строительство химических предприятий, транспортировку и внесение химикатов. А итоги оказались очень горькими — многие из ценных земель, чернозёмов превращены этим путем в засоленные почвы. Водоёмы отравлены. Погибли многие полезные птицы, животные и насекомые. Среди людей учащались случаи раковых заболеваний. Самое время вновь вспомнить об опыте полезащитного лесоразведения!

До сегодняшних дней дожили лишь фрагменты государственных лесозащитных полос. Однако и сейчас в засушливые годы урожайность на прикрываемых ими полях в 2-3 раза выше, чем на незащищенных территориях. Опыт показывает, что вблизи лесополос мощность чернозёма увеличивается на толщину от 40 до 70 сантиметров. Уцелевшие лесополосы украшают ландшафт, дают приют маленьким разным животным и птицам.

Мы уже говорили о том, как рост технологий привёл к перепроизводству товаров. И вместо того, чтобы уменьшать производство товаров благодаря увеличению срока их службы и высвобождению времени людей для саморазвития, семьи, полезных для общества дел — производители стали понижать срок годности товаров, чтобы не снижать объёмы их производств и продажи. Как результат — экономика пошла в деструктивное, разрушающее весь этот мир русло: люди заняты производством намеренно превращаемых быстро в мусор товаров для того, чтобы постоянно покупать взамен их другие превращающиеся через короткий срок в мусор товаров. Для сохранения темпов производства мусорных недолговечных товаров (кухонной бытовой техники, автомобилей, т.д.) необходим постоянный приток всё более и более иссякающих с каждым годом ресурсов планеты — ради которых устраиваются всё более ожесточённые войны, свержения власти, т.д.

Во всех странах планеты ещё не очень давно почти возле каждой деревни был лес, который для многих поколений людей был неиссякаемым источником ягод, целебных и разных съедобных растений и трав, хвороста, кормов для домашних животных. Многие эти леса с целью увеличения пахотных площадей теперь вырублены, что уже привело к исчезновению тысяч водоёмов и рек, к понижению уровня грунтовых вод, к падению влажности почвы и воздуха, к повышению среднегодовой температуры, ухудшению климатических условий для существования растений, животных и человека. Всё это сейчас выдаётся (ошибочно или намеренно) за следствие «глобального потепления».

Уничтожая последние лёгкие нашей планеты, экономисты планируют сегодня «освоить» Сибирь и леса Амазонки, вырубая их «ради создания новых рабочих мест» и производства там новых триллионов тонн мусора.

Подобный подход ведёт человечество только в тупик. Но человек — это разумное существо. Разум направляет нас к нашему наибольшему благу.

Поэтому разумные благородные люди, и в первую очередь — служащие Богу политики должны переориентировать экономику в продуктивное, новое, несущее благополучие каждому, и в том числе будущим поколениям, русло.

Производя качественные, служащие долгие годы товары и не повышая искусственно стоимость продуктов питания, не уничтожая для этого урожаи, людей можно легко обеспечить всем, что им необходимо для жизни. Вместо борьбы за выживание в условиях мусорной экономики, их можно освободить для полезной для них и каждого деятельности, для духовного развития, для превращения нашей планеты в цветущий плодоносящий сад.

Советский опыт создания лесозащитных полос сейчас называют «созданием зелёных каркасов», его уже стали применять в некоторых странах Европы и Африки, в Китае и США. Опираясь на положительный богатый накопленный опыт, мы можем озеленить и сохранить Землю.

Это может и должно стать общим глобальным проектом, направленным на взаимодействие всех людей на Земле ради их общего блага. Экологически грамотное человечество навечно получит в свое распоряжение неограниченные водные ресурсы восстановленных речных бассейнов, сможет восстановить вновь вечное плодородие почв.

Статья из новой книги Александра Усанина

Автор: Александр Усанин 

Возможно, вас заинтересует:

Добавить комментарий